Байкальские очерки. Немного про экскурсии и виды.

Даже сам Иркутск вполне подходит для экскурсионной прогулки. Город бывший центром территорий, на которые современные европейские государства можно было укладывать десятками, с богатой историей, и по сей день сочетает столичный дух с провинциальным очарованием. Центр города имеет свое лицо, почти не испорченное новомодными архитектурными изысками. Много зелени, чистота и опрятность. Вечером фонтаны блестят в лучах подсветки, молодежь не только дует пиво, но и играет на улицах в настольный теннис, играет на гитарах, катается на роликовых коньках и велосипедах. Я даже читающую молодежь видел! Какая то степенность и чувство достоинства на лицах, нет раздражающей суетливости. Масса старинных зданий, памятников, музеев – только успевай нажимать на спуск фотоаппарата. Особенно запомнился комплекс зданий музея декабристов. Каторжане – декабристы принесли в девственный край образцы высокой культуры. Вот интересно, сослать бы сюда Госдуму – большую половину, что они принесут? Да что это я – они и так сюда «ссылаются». Чьи же я видел на Байкале дворцы, яхты и вертолеты…
Байкальские очерки. Немного про экскурсии и виды.
На двух третях пути от Иркутска до Байкала есть музейный городок Тальцы. Крайне удачное воссоздание, а частично и спасение истории родного края. Часовни, усадьбы были вывезены из зоны затопления Иркутской ГЭС. На большой площади разместились: старинный острог, школа, усадьбы крестьян, бурятское жилище, выставка народных промыслов. Не хватало только казачьих патрулей и собственно населения.
Собственно на берегу Байкала расположен поселок Листвянка. Это самое крутое место в Иркутской области, не исключая сам Иркутск. На берегу Байкала начинают появляться признаки фешенебельности. Впрочем, роскошные отели соседствуют рядом с достаточно халупистыми домишками, на земле стоимостью более миллиона рублей за сотку. Кроме отелей, в Листвянке расположены несколько сувенирных магазинчиков и сувенирные ряды же, музей Байкала с очень интересным аквариумом с образцами живности, в Байкале обитающими. В том числе с омулем и байкальской нерпой. Недалеко же есть т.н. нерпинарий, где дрессированные нерпы выдают настоящее мини-цирковое представление. Недалеко же есть горнолыжная база с канатно-кресельной дорогой, за 800 метров своей длины поднимающая на 180 метров вверх, к камню Черского. С сооруженной на скалистом мысе смотровой площадки открывается бесподобный вид на исток Ангары и собственно Байкал. В Листвянке же нас возили на концерт Евгения Кравкля – барда поющего песни лучше большей половины нашей эстрады, но не захотевшего променять трудную жизнь на берегу Байкала на сомнительное столичное благоденствие. Впрочем, смотря как москвичи рвутся из Москвы на выходные, понимаешь его резоны вдвойне. Так что его многие московские знакомые частенько заглядывают, так сказать «на чай», попутно помогая по достаточно хлопотным строительству и хозяйству. Впрочем, несколько шумноватая и грязноватая Листвянка портит впечатление от Байкала. Для погружения в ауру Байкала надо удалиться хотя бы на 5-10 км в сторону. Уже в Больших Котах и блага и недостатки цивилизации резко уменьшаются. Еще дальше – первозданная красота, цена за созерцание которой – практически полностью автономное существование. Кстати соваться в окружающую тайгу без проводника и как минимум противоэнцефалитной подготовки настоятельно не рекомендуется. Впрочем, у Байкала как не пара тысяч километров тайги до и после – есть где заблудиться и без Байкала.
Еще одно соображение – чисто по байкальским видам. Как драгоценный камень не всегда смотрится без достойной его оправы, так и сам Байкал был наиболее фотогеничен в оправе из скалистых и густо поросших тайгою гор. Практически нет смысла фотографировать его гладь без того, чтобы в кадре не присутствовал скалистый мыс, деревья или что либо еще. Что еще несколько мешает съемке «чисто» Байкала – постоянная дымка над холодной водою. Тем не менее, само озеро обладает сильнейшим действием на зрителя. Время от времени прекращались все разговоры, суета в автобусе, на на берегу или на борту. Все молча впитывали в себя байкальскую красоту, строгость и молчание. Очень грустно было расставаться. Прощай великое озеро. Взгляд на тебя стоил 12000 преодоленных автором километров.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *