Архив рубрики: Психология

Любовь и дружба на «Вы»

Любовь и дружба на «Вы»
Это самое местоимение «вы», да еще и с большой буквы, которая выражается в письме вполне очевидно, а в речи подчеркивается особой интонацией, создает очень хороший тон во взаимоотношениях между людьми. Во-первых, «вы» создает некую дистанцию. Во-вторых, оно выражает уважение людей друг к другу.
Не случайно, поэтому, в украинской старинной традиции дети всегда обращались к родителям на «вы». «Мамо», «тато», «вы» – замечательные слова!
В определенном возраст дети, подрастая, уже и друг другу начинают говорить при знакомстве «вы», довольно быстро, впрочем, переходя на дружеское, а часто просто панибратское «ты».
Может быть, и зря.
«Ты», конечно, создает атмосферу доверительности, но, в то же время, иногда слишком сильно сокращается дистанцию во взаимоотношениях. К тому же «ты» может звучать грубо и презрительно.
«Вы» по определению грубо звучать не может.
Сравните:
«Эй ты, иди сюда!»
«Эй, вы, идите сюда!»
Можно прокричать эти две фразы самым грубым голосом, и все равно обращение на «вы» будет звучать вежливо.
В одной знакомой мне семье произошла любопытная история, связанная с обращением на «вы», которая в корне изменила атмосферу в этой семье, причем самым положительным образом, причем как между взрослыми, так и между детьми.
Взрослые, муж и жена, оба в свое время воспитывались в детском доме, и семейного уюта просто не знали. Проблемы у них возникали при строительстве взаимоотношений, хотя и родили они двоих детей, девочку и мальчика, и благополучно дожили до тридцатилетнего возраста.
А тут, вдобавок, и в интимной жизни началось у них охлаждение, как это часто бывает у супругов, проживших вместе длительное время.
Но тут пригласили их на какой-то карнавал, в ретро-стиле, и вот они явились туда одетые по моде XIX века. Супруга – в длинном платье старинного покроя, с веером в руке, супруг – в сюртуке, брюках и штиблетах.
Весь вечер в течение этого карнавала они называли друг друга «сударь» и «сударыня», обращаясь друг к другу на «вы».
И вот ведь какая загадочная вещь!
К концу этого вечера оба почувствовали, что, прямо говоря, начинают все сильнее воспламеняться.
Для мужа его собственная жена, многократно виденная в разной одежде, и без всякой одежды, вдруг стала выглядеть очень женственно и маняще в ее длинном старинном платье.
Для жены ее муж, в изящном сюртуке, безукоризненно вежливый, говорящий ей «сударыня» и «вы», стал казаться каким-то новым, другим, и очень, очень желанным.
Так что с того вечера они ввели в семейный обиход обращение на «вы». И особенно когда остаются в своей спальне совсем одни…
Многое в отношениях, как ни странно, стало для них и проще и глубже. Если обращаешься друг к другу на "вы", уже почему-то не можешь опуститься до каких-то примитивных оскорблений, и вообще начинаешь следить за своей речью, подбирать слова, и даже интонации.
Даже с детьми-школьниками это обращение действует очень неплохо.
Почему-то, если мать приказывает сыну-третьекласснику: «А ну быстро иди делай уроки!», он не очень спешит.
А когда она говорит ему ледяным тоном:
«Молодой человек! Будьте так любезны, отправляйтесь в свою комнату и займитесь уроками!», он слушается ее беспрекословно.
Вот оно, что «вы» животворящее делает!..

Как разваливается брак при рождении ребенка

Как разваливается брак при рождении ребенка
Браки распадаются из-за детей в двух случаях: когда детей нет и когда дети есть. Почему отсутствие детей может привести к разводу достаточно понятно: практически каждый человек желает продолжения рода, как естественного способа выживания рода и вида. Дети закрывают сразу множество потребностей человека: они дают ясную и понятную цель в жизни, избавляют от одиночества, являются своеобразной инвестицией к старости и так далее. Но вот как может развалиться брак из-за рождения ребенка? Оказывается, очень просто.

Вариант первый, несправедливо считающийся самым распространенным: женщина, родив ребенка, утрачивает интерес к мужу. Ребенок является для нее единственным смыслом жизни, закономерным итогом и единственным смыслом брака. Муж, выполнив свою роль в зачатии младенца, уже считается не столь необходимым, разве что в качестве дойной коровы, которая обязана обеспечивать ребенка всем необходимым. Остальные аспекты семейной жизни представляются такой женщине несущественными и отбрасываются за ненадобностью.

Не удивительно, что при такой семейной жизни мужчину как-то не слишком тянет к семье. Чаще всего рядом с ним появляется другая женщина, которая готова принять на себя все обязательства и функции, от которых отказалась жена. Особо ответственные мужчины делают попытку сохранить семью, наладить контакт с женой, но обычно такие попытки натыкаются на непрошибаемую стену. В этой ситуации может помочь психолог, но дотащить до него жену не всегда возможно. Разве что силком. Увы, еще ни один психолог не смог помочь человеку, который сам не желает изменений. Так что силком – не вариант. Закономерным следствием является развод.

В этом случае виновником развода следует считать отнюдь не ребенка, а женщину, у которой имеется гипертрофированный и патологический материнский инстинкт. Кстати сказать, подобное отношение к ребенку вредит не только семейной жизни, но и самому ребенку.

Гораздо реже признают другую причину развала брака после рождения ребенка: ревность мужчины к новому члену семьи. Но, несмотря на то, что такую причину признают редко, она встречается куда чаще первого варианта.

От ревности в основном страдают те мужчины, которые в жене ищут вторую маму. Недоласканные или переласканные в детстве, чаще всего – единственные или самые любимые дети у своих матерей, они считают, что все внимание жены должно принадлежать исключительно им. И когда рождается ребенок, чувствуют себя ущемленными в своих правах. Внимание жены теперь делится на двоих.

Такие мужья инфантильны, психологически находятся на уровне подростков, и при рождении ребенка испытывают примерно те же чувства, что и единственные дети в семье, когда появляется еще один ребенок. Старшему ребенку обидно: ему кажется, что родители любят младшего больше, уделяют ему больше времени и внимания. Особенно остро проблема ревности проявляется при втором браке – ребенок от первого брака может даже возненавидеть новоявленного конкурента. Так же чувствуют себя и те мужья, которые женятся на «мамах». Появление ребенка для них – это появление конкурента.

В семье начинаются ссоры, причем поводом может послужить все, что угодно – мужчина практически никогда не признается, что все дело лишь в ревности к малышу. Затем может появиться и другая женщина, не обремененная детьми – то есть, еще одна «мама», которая может все свое внимание, нежность и ласку отдавать мужчине, не деля чувств с ребенком. Следствием оказывается уход из семьи, причем в развале семьи обвиняется при этом женщина – она недостаточно уделяла внимания своему мужу. То есть, все сводится к первому случаю (патологический материнский инстинкт), но истинной причиной является инфантильность мужчины, его неправильное воспитание, остановка в психологическом развитии.

Женщинам, собирающимся рожать ребенка, следует задуматься. В первую очередь о том, что ребенок – хоть и важная часть жизни, но все же не вся жизнь и не единственная ее цель. Тем более, что бросая все ради ребенка, женщина связывает его определенными обязательствами, лишая будущей самостоятельной жизни, затрудняя ему взросление и препятствуя будущему успеху.

И естественно, следует реально оценивать своего мужа. Если это «ребенок», то с ним нужно обращаться с особой бережностью, особенно после рождения малыша. И, не ущемляя прав ребенка, поддержать растерявшегося мужчину, постараться сгладить его ревнивые порывы.

Если вы хотите сохранить брак, не торопитесь осуждать ревнивого мужа. В конце концов, его таким воспитали. И помощь психолога может ликвидировать пробелы в его воспитании, помочь ему повзрослеть, стать настоящим мужчиной, а не великовозрастным подростком.

Личное пространство

Личное пространство
Оно изначально принадлежит каждому отдельному человеку, и с ним связаны такие понятия как неприкосновенность частностной жизни, личное достоинство, возможность уединения и право на сохранение каких-то личных тайн, о которых не имеет право знать никто из других людей. Все эти понятия на английском языке выражаются одним словом: «privacy».
Очень хорошо о нем рассказано в знаменитом романе английского писателя Уильяма Сомерсета Моэма «Of Human Bondage» (в русском переводе — «Бремя страстей человеческих»).
Главный герой этого романа, Филипп Кэри, в 9-летнем возрасте потерял обоих родителей, и его фактически усыновили его дядя и тетя, Уильям и Луиза Кэри, которые, хотя и прожили в браке более 30 лет, остались бездетными.
Они оба описаны в романе как совершенно замечательные люди, хотя и со своими собственными жизненными установками, тем более, что Уильям Кэри является викарием англиканской церкви.
Тетя Луиза долгое время пытается найти ключик к своему племяннику, но это ей никак не удается. Но шаг за шагом между ней и Филиппом постепенно устанавливается взаимопонимание.
Первые недели жизни в доме дядя и тети Филипп ведет себя очень сдержанно, пока, наконец, его тетя начинает понимать, что Филипп – очень гордый мальчик и не любит показывать другим своих страданий и слез.
Однажды дядя дает ему задание в послеобеденное время, до вечернего чая, выучить небольшую молитву. После этого дядя идет в гостиную немного отдохнуть, а тетя Луиза поднимается наверх по каким-то своим делам.
Филипп берет молитвенник, идет в свою комнату, и пытается выучить молитву, но в ее коротком тексте слишком много старинных слов, которых он не понимает. Выучить не удается. Филипп принимается рыдать. Эти рыдания из-за двери слышит его тетя, спустившаяся специально, чтобы проверить, как он выучил текст молитвы.
И что же делает тетя Луиза? Бросается к племяннику, которого она очень любит, со словами утешения?..
Нет, она знает, что он будет крайне оскорблен и унижен, если она увидит его слезы.
Она, во-первых, специально выходит из дома и осторожно заглядывает в окно комнаты своего племянника, чтобы убедиться, что он и в самом деле плачет.
Во-вторых, убедившись в этом, она идет к мужу, будит его, и говорит ему удивительные слова: «Вильям, мы не можем допустить, чтобы Филипп чувствовал себя в нашем доме несчастным!»
После этого, заручившись согласием мужа, тетя Луиза идет в его библиотеку, берет там несколько иллюстрированных книг, и возвращается с ними к племяннику.
Но и теперь она не врывается к нему в комнату!
Она стучит в двери и выжидает некоторое время, чтобы дать мальчику возможность вытереть слезы.
Только затем она входит в комнату, узнает, что молитву Филиппу выучить не удается, мягко утешает его и вместо молитвы предлагает вместе почитать книжку с иллюстрациями.
Только после этого, заручившись согласием ребенка, она усаживает его к себе на колени, обнимает, и они вместе начинают листать книгу. Филипп моментально увлекается этим, и вскоре забывает о своем детском горе из-за неудачи с молитвой.
То есть тетя Луиза в данном случае применила классический метод переключения внимания. Но только после того, как она с уважением отнеслась к личному пространству Филиппа! Она не ворвалась в это пространство «по праву взрослого», а вошла очень аккуратно и бережно.
Конечно, все в нашей жизни очень индивидуально. Но, если мы все, и взрослые, и дети, научимся ценить личное пространство друг друга, нам будет значительно легче и веселее жить.

Информация и разум

Информация и разум
Совершенно удивительный ракурс взаимодействия информации и разума получился в ответе на вопрос – а почему проповедующий Иисус не оставил своим ученикам ни одной записи. Мы, привыкшие к письменности и правда в некотором недоумении. А, с Кораном вышло еще интереснее…
Ответов оказалось даже три. Во-первых, суть древней культуры, науки и социального поведения подразумевала умение запоминать вкупе с гибкой трансляций запомненного под каждую конкретную ситуацию, аудиторию и всякие прочие условия. Знания считалось недопустимым отрывать от ситуации их применения. Во вторых, в ситуации обучения считалось невозможным подменять учителя «мертвой» книгой. Автор представил Юлия Цезаря, читающего речь по шпаргалке и тут же понял – его зарезали бы тут же. Нет, гораздо хуже – высмеяли бы. А некоторые исследователи вообще считают, что его убийство было на самом деле чрезвычайно изощренным самоубийством: чередой провокаций и полного, вызвавшего удивление современников игнорирования совершенно очевидной опасности. Потому Цезарь, ставящий себя в сомнительное положение – нонсенс. Да ладно, речь сейчас не о том…
В третьих, древние ученые прекрасно понимали опасность перегрузки знаниями и пагубность второго шага перед первым. Письменность же древнего мира не стоит недооценивать, особенно с учетом того, что в бурных исторических катаклизмах, которыми так богата человеческая история, уцелели лишь немногие даже не письменные документы – а многократно переписанные копии и ссылки. Древние, вовсе не отвергали написанного, но считали книгу чем-то вроде отправной точки в научной дискуссии, средством достаточно вспомогательным. И именно поэтому новозаветные сказания не были оформлены на бумаге – это не считалось нужным. Жизнь оказалась сильнее, и церкви все равно пришлось брать «на вооружение» письменность ради ускорения завоевания умов и более формального закрепления догм. У такого количественного подхода оказалось и слабое место в виде разности трактовок написанного, что и породило ереси. Невозможно трактовать по-разному только что сказанное. Отклонения от вложенного в слова смысла тут же будут поправлены преподающим (естественно, если человек учится, а не отбывает урок). Письменные же высказывания можно не понимать, искажать, вставлять в другой контекст и т.д… Парадокс застывшей в написанном информации в том, что её можно с легкостью изменить до полной неузнаваемости. Помнится, качество автоматических переводов проверялось переводом на язык, потом обратно и сравнением «исходника» с результатом переводов. Практически всегда страдала и суть и форма изложения.
И сейчас, живой диалог с преподавателем ценится намного выше книжной, тем более, электронной премудрости. Взаимодействие разума преподавателя с учеником до сих пор эффективнее действия ученика над сколь угодно изощренной записью. Опять же, отвлекаясь, создание искусственного интеллекта в виде гиперинтерактивной обучающей программы создаст прорыв в образовании, значимость которого еще предстоит оценить.
Пока же, взаимодействие информации и разума переживает некоторый кризис. Разум «обросший» легкодоступными шпаргалками начал отчаянно лениться. Само образование, вот парадокс, становится все дороже и некачественнее. А ведь механизмы доставки знаний «до головы» учащегося стали несравненно более быстрыми и дешевыми. Другой составляющей кризиса является перегрузка информацией. Это делает чрезвычайно актуальной построение системы фильтрации информации, поскольку иначе нагрузка на психику становится чрезмерной. Наконец, в момент, когда информационное описание личности станет в достаточной степени полным, разразится «идеальный кризис» взаимодействия разума и его информационной составляющей. Будут затронуты основы человеческой психики – возможность бессмертия личности. Вот будет радости юристам и психоаналитикам….

Красная Шапочка и Колобок в сказках и в жизни

Красная Шапочка и Колобок в сказках и в жизни
Основой предсознательного жизненного плана или, как его еще называют – жизненного сценария, чаще всего оказываются сказки. Это не удивительно, ведь жизненный план закладывается еще в раннем детстве, а сказки – это обучение моральным нормам и правилам, создание определенных стереотипов поведения. И ребенок неосознанно выбирает для себя ту сказку, которая наиболее полно совпадает с его представлением о «правильном», при этом «правильным» считается образ жизни родителей. Ведь ребенок полностью зависим от родителей, соответственно, полностью им доверяет, вся информация от родителей воспринимается некритически, в полном объеме. Сказки же помогают более четко сформулировать этот «родительский» план, а частенько добавляют в него неожиданные штрихи, о которых мы даже не подозреваем.

Вот, к примеру, сказка о Колобке. «Я от бабушки ушел, я от дедушки ушел…» — обаятельный человек, склонный к переменам деятельности (например, смена работы и так далее). Но если копнуть поглубже, то оказывается, что Колобок следует от одной опасности к другой, пока не находит такую, с которой не может справиться. Получается, что конечная цель Колобка – быть съеденным Лисой. И человек, имеющий подобный жизненный сценарий, упорно ищет свою «Лису», которая его «съест».

«Колобки» тяжело переносят монотонную работу, им все время хочется перемен. Зато они хороши, к примеру, в качестве антикризисных управляющих – когда «Колобок» сталкивается с опасностью, кризисом, нештатной ситуацией, он обычно оказывается на высоте. Это заложено в самой сценарной сказке. Но только до тех пор, пока не повстречалась «Лиса». Следует заметить, что «Лиса» может и не встретиться, и человек будет успешно работать всю жизнь. Главное – найти тот вид деятельности, который будет соответствовать особенностям сценарной сказки.

А вот с личной жизнью у «Колобков» гораздо хуже. Ведь в личной жизни они так же ищут свою «Лису», как и на работе. То есть, склонны выбирать весьма неудачных партнеров по браку, которые будут создавать им трудности, с которыми некомфортно жить. И, если встречается «Лиса», то личная жизнь «Колобка» заканчивается катастрофой. Тут возможны различные психосоматические заболевания, алкоголизм и так далее. Если же партнером «Колобка» по браку оказывается «Волк», «Заяц, «Медведь», то «Колобок» склоняется к супружеским изменам, разводу, повторному браку (он ведь обязан найти «Лису»!).

Еще менее успешный жизненный сценарий у Красной Шапочки. На первый взгляд все хорошо: Красная Шапочка побеждает Волка. Но ведь дело в том, что сначала она этого Волка должна найти. И Красная Шапочка упорно стремится к различным неприятностям – как в личной жизни, так и на работе – в поисках Волка.

«Красная Шапочка», выбирая партнера по браку, склонна выбрать скорее алкоголика, который будет «пить, бить, домой деньги не носить», а то и бывшего уголовника. «Красные Шапочки» частенько ввязываются в переписку с уголовниками, отбывающими наказание, и считают это весьма романтичным. Но это – всего лишь поиски «Волка», которого впоследствии нужно будет победить.

Кстати, для «Волков» встреча с «Красной Шапочкой» таит множество опасностей. Ведь в сказке волку сначала распороли брюхо, затем набили его камнями, и только после этого волка встретили охотники, от которых он не смог убежать (с набитым камнями брюхом далеко не убежишь), и был убит.

В качестве сотрудников «Красные Шапочки» — не самые приятные люди. Хорошо, если рядом с ними работает настоящий «Волк», которого можно разоблачить. Но если такого персонажа нет, то «Красная Шапочка» способна его придумать. То есть, «Красная Шапочка» может написать анонимку в налоговую инспекцию, разоблачая начальство, берущее взятки, скрывающее доходы и так далее – при этом, начальство может не заниматься абсолютно ничем противозаконным, но «Красная Шапочка» в поисках «Волка» припишет ему «волчьи» качества, повадки и поступки.

А вот если работа «Красной Шапочки» связана с поиском «Волков» (например, органы охраны правопорядка и так далее), то она может стать блестящим специалистом. Ведь она изначально настроена на такой поиск, это – ее сценарная задача. Найти «Волка» и обезвредить его.

В любой сценарной сказке можно найти как плюсы, так и минусы. И хорошо, если плюсы преобладают, и позволяют человеку комфортно жить, быть успешным во всех областях, начиная от служебной и заканчивая личной. Но если сценарная сказка разрушает комфорт, то лучше всего обратиться к специалисту-психологу, чтобы изменить жизненный сценарий, избавиться от негативного воздействия сценарной сказки.

Существует ли родовое проклятие?

Существует ли родовое проклятие?
Каждый человек в детстве обзаводится набором стереотипов, которые формируют его жизненный план. Этот план в большинстве случаев остается неосознанным, человек сам не представляет, что в жизни следует заранее расписанной схеме. Что характерно: план не обязательно направлен к успеху, достаточно много деструктивных вариантов, которые буквально разрушают жизнь. Люди, живущие в соответствии с деструктивным планом, склонны жаловаться на судьбу-злодейку, а также на различные родовые проклятия. Тем более, что подобные планы обычно берут свое начало именно в жизни родителей: ребенок, сам не осознавая этого, копирует для себя жизненную программу, наблюдая за родителями, и затем повторяет их ошибки.

Так что, можно смело утверждать: да, родовое проклятие существует. Вопрос только в одном – что мы называем родовым проклятием. Если считать, что родовое проклятие – это нечто, прилетевшее неведомо откуда и сломавшее хорошему человеку жизнь, то такая постановка вопроса будет в корне неверной. У родового проклятия имеются весьма заметные корни, оно вовсе не берется из ниоткуда. И – самое главное! – с ним можно бороться.

Первый шаг в борьбе с таким родовым «проклятием»: осознание того, что происходящие в жизни негативные повторяющиеся события вовсе не цепочка несчастливых случайностей, а вполне закономерная вещь. Второй шаг: уловить, в чем именно заключается закономерность. К примеру: женщина не может выйти замуж, все потенциальные партнеры оказываются людьми несерьезными, не склонными к семейной жизни, а ищущими лишь непродолжительного развлечения без обязательств. Или: мужчина не может продвинуться по службе, несмотря на то, что у него весьма перспективная работа, он отличный специалист, но каждый раз, когда возможно повышение, что-то случается, и он остается у своего «разбитого корыта».

Затем – самое сложное: выявление корней подобной закономерности. К примеру, в случае с неудачными попытками семейной жизни, это может быть установка родителей: «Да кому ты нужна! Все мужики – козлы! Всем им только одно нужно! Поматросит и бросит!». Человек с сильным характером может пойти по протестному пути: доказывать родителям, что они неправы, и таким образом переломить деструктивный жизненный сценарий и избавиться от «родового проклятия». Но чаще всего все происходит наоборот: ребенок, воспринявший подобный сценарий, всю жизнь доказывает правоту родителей. И, соответственно, живет под сенью этого самого «проклятия». Зато имеется определенный душевный комфорт: уверенность в родительской правоте, стабильность жизненных ценностей, вложенных родителями (всегда правыми!). Именно из-за подобного «комфорта» люди и продолжают следовать деструктивным сценариям, которые, на первый взгляд, ничего хорошего им не дают.

Самое главное в избавлении от деструктивного жизненного плана – желание изменений. Человек должен сам захотеть измениться. Должен отказаться от уютного осознания правильности своих идей и стереотипов, пожелать заменить их на другие – успешные. Многие при этом испытывают не просто дискомфорт, но настоящие душевные муки, которые иногда переходят в психосоматические заболевания. Человеку, привыкшему к определенному стереотипу, сроднившемуся с ним, очень сложно сказать себе, что он был неправ всю жизнь. А еще сложнее сказать, что неправы были родители (особенно, если человек любит своих родителей).

Здесь нужно запомнить, что любовь к родителям не зависит от того, были они правы или нет. Родители – тоже люди, они тоже могут ошибаться. И даже ошибающихся их можно и нужно любить.

Следует заметить, что изменение предсознательного жизненного плана – дело весьма непростое, особенно если не обладать сильным характером. Помочь могут сильные душевные потрясения или профессиональный психолог, который поможет вытащить на поверхность все корни «родового проклятия» и избавиться от них.

Достаточно людей, которые с «родовым проклятием» бегут не к психологам, а к разнообразным экстрасенсам. Что интересно – не так уж редко это помогает. Просто общение с экстрасенсом дает человеку недостающую уверенность, он убеждается в том, что с «проклятием» можно бороться. Кроме того, экстрасенс может дать совершенно правильный посыл, сказав, что данное «проклятие» родом из детства, и вот уже человек на подсознательном уровне начинает изменять свои стереотипы, а вместе с ними – и деструктивный жизненный план.

И все же, хотя справиться с деструктивным жизненным планом может помочь и экстрасенс, и случайный попутчик в поезде, и просто человек, чье мнение ценят, лучше все же обращаться к профессионалам. Это гораздо надежнее. А то можно ошибиться и заменить один деструктивный жизненный план на другой, не менее деструктивный.

Кому нужны физические контакты?

Кому нужны физические контакты?
Психологи утверждают, что каждому человеку необходим физический контакт. Например, дети, которые лишены физического контакта с родителями, недополучают поглаживаний, прикосновений, поцелуев и так далее, растут более слабыми, нервными, болезненными, чем те дети, которых часто ласкают. Бывает, что ребенок, лишенный физического контакта, специально делает что-то такое, что подлежит наказанию – даже шлепок лучше, чем полное отсутствие прикосновений. Теория о необходимости физического контакта была успешно проверена на крысах. Крысята были разделены на три равные группы, одну из которых постоянно ласкали, вторую – наказывали, а третью – просто кормили, поили, но при отсутствии физического контакта. Крысята первой группы выросли в абсолютно здоровых и ласковых крыс, во второй группе крысы выросли злобные, но тоже абсолютно здоровые, а вот крысы третьей группы оказались слабыми и болезненными. И это при том, что все содержание групп было абсолютно одинаковым – за исключением физического контакта.
В физическом контакте нуждаются не только дети, но и взрослые. Душевное здоровье, хорошее настроение, склонность к депрессиям и меланхолии, стойкость к стрессам и так далее – на все это влияет наличие или отсутствие физического контакта (естественно, наряду с другими факторами, но влияние достаточно существенно). Но что интересно: жители различных стран нуждаются в таких контактах в разной степени. Например, жители холодных климатических зон менее склонны к физическим контактам, чем жители теплых местечек.
Собственно говоря, это не удивительно. В холодном климате большую часть года приходится носить довольно много одежды, а через слой из свитеров и шуб контактировать несколько затруднительно. Опять же, если вспомнить давние времена, то на «холодных» территориях водилось довольно много весьма опасных животных. И, гуляя по лесу, приходилось внимательно следить за окружающей обстановкой, а не держаться за руки. Правда, в той же Африке или Южной Америке, с их теплым климатом, опасных животных отнюдь не меньше. Но там физический контакт можно «добрать» в мирной обстановке, прямо на дому, гуляя по улице родной деревни. На севере это невозможно.
Может быть, именно поэтому в холодных климатических зонах так распространены бани с обязательными веничками – прекрасный физический контакт, да еще и с ароматерапией. А вот индейцы Южной Америки, хотя и пользовались баней (специальные «банные» вигвамы), но обходились без веников – только горячий пар и разнообразные травки в качестве оздоравливающей ароматерапии.
Можно даже проследить некую закономерность: чем холоднее климат – тем меньше у взрослых людей физического контакта «первого рода» (прикосновения, поглаживания, объятия, поцелуи и так далее), зато возникают физические контакты «второго рода» (контактные танцы, банные процедуры, рукопожатия и так далее). Любопытно, что в этих условиях контакты «первого рода» чаще всего имеют сексуальный подтекст, а контакты «второго рода» достаточно нейтральны. А вот в теплом климате контакты «первого рода» менее сексуализированы.
В последнее время психологи «холодных» стран все чаще отмечают недостаточность физических контактов у взрослых людей. Всемирная лояльность по отношению к сексуальным меньшинствам привела к тому, что люди одного пола неохотно идут на физический контакт: мужчины избегают объятий друг с другом, лучшие подружки уже не бегают, взявшись за руки и прочее, — люди не хотят, чтобы их поведение было истолковано неверно, чтобы им приписали принадлежность к сексуальному меньшинству.
Кроме того, развитие сантехники привело к уменьшению числа бань и банных процедур. Если раньше бани посещали все, то теперь – исключительно любители. Также изменились танцы и прочее, что раньше обеспечивало недостающие физические контакты.
В результате все больше психосоматических расстройств, нарушений здоровья, связанных с психологическим дискомфортом. С недостаточностью физических контактов связывают даже всплеск заболеваний желудочно-кишечного тракта и органов пищеварения. Язвенные болезни, гастриты и так далее нередко являются следствием психологии, а не физиологии.
Может быть, нам стоит хотя бы частично вернуться к традициям предков. Например, посещать периодически баню, чтобы добрать недостающие контакты. Или записаться на курсы бального или народного танца. Правы психологи или нет, но подобные процедуры однозначно улучшат как психологическое, так и физическое здоровье.

Осторожно, сказка!

Осторожно, сказка!
Все дети любят сказки. Да что дети, взрослые тоже не остаются равнодушными к сказочным историям. Просто им приходится делать вид, что это не так. Сказки – важная часть нашей жизни. Сказки – это наши первые жизненные уроки, которые учат отличать добро от зла, а также снабжают нас информацией о том, как нужно вести себя в критических ситуациях. Но сказки, как и йогурты, не все одинаково полезны. Многие из них способны наградить ребенка разнообразными комплексами.
Вы никогда не обращали внимания на то, что дети нередко реагируют на сказки отнюдь не так, как было запланировано? Вы рассказываете им веселую сказку, а они плачут, вы считаете, что рассказали удивительную историю с хорошим финалом, а они пугаются, да еще потом не спят по ночам. Но это лишь значит, что в сказке есть еще кое-что, кроме того, что видно на поверхности.
Вот, к примеру, общеизвестная сказка про Колобка. Испекла, значит, бабуся Колобок. Румяненький такой, красивый… аппетитный. А он возьми и убеги. В конце концов его Лиса и съела. Мораль: нужно слушаться старших, и тогда Лиса не съест, Колобка съели лишь потому, что он не слушался. Но! Рассказывая ребенку сказку про Колобка, мы склонны забывать о том, что бабуся испекла Колобка вовсе не для того, чтобы холить его и лелеять, а с утилитарной целью – съесть на обед! То есть, Колобок сбежал не из-за того, что был непослушным, он попросту спасал свою жизнь! Бедный Колобок, нигде ему не было спасения. Дома его собирались съесть «родители», в лесу – другие «взрослые». И ведь съели в конце концов! Что удивительного, если ребенок после такой сказки перестает доверять взрослым? Причем, всем оптом, начиная от родителей и заканчивая совершенно посторонними людьми.
Замечательная сказка о трех поросятах, в которой рассказывается о том, как три обычных поросенка победили огромного злого волка. Казалось бы – ну все просто великолепно. Но чему учит детей такая сказка? Думаете, только тому, что храбрые поросята способны противостоять злу? Ничего подобного! Основная мораль сказки о трех поросятах: можно быть ленивым, главное – иметь трудолюбивых родственников, которые все сделают за тебя! Ведь на самом деле волка победил только один поросенок – тот, который построил каменный дом. Двое других – ленивые существа, построившие дома из соломы и прутьев, благополучно уселись на шею брату.
Очаровательная сказка о Золушке. Но если вы считаете, что главная мораль сказки – зло всегда будет наказано, а добро победит, если вы думаете, что это сказка о злой мачехе и трудолюбивой девочке, то это – ошибка. Вспомните сцену примерки хрустальной туфельки. У Шарля Перро эта сцена весьма кровава: сестры Золушки, желая непременно влезть в маленькую туфельку, обрубают себе кто пальцы, кто пятку. Из туфельки течет кровь, а советник принца, чтобы разоблачить обманщиц, заставляет их танцевать. В переводе сцена потеряла часть крови, не уменьшившись, в общем, в жестокости: Золушка поджимает сестрам пальцы, чтобы одеть туфельку. Каждый, кому приходилось носить тесную обувь, может представить себе, что это за дикая боль. Ну а затем, конечно, туфельку меряет сама Золушка и – хэппи энд. Вывод? Да элементарный! Для того, чтобы заполучить в мужья принца, можно пойти на все, что угодно! Даже отрезать пальцы! А потом мы удивляемся, что школьницы мечтают о карьере валютных проституток и топ-моделей. Они просто следуют модели поведения, предложенной сказкой, и помноженной на наши реалии (работая в каком-нибудь НИИ сложно встретить принца, даже если ты готова отрезать не только пальцы на ногах, но и сами ноги, чтобы стать принцессой).
Подобных вариантов сказок множество. И поэтому, предлагая маленькому ребенку ту или иную сказочную историю, желательно заглянуть чуть дальше, чуть глубже, чем лежащий на поверхности вывод. Попробовать увидеть сказку так, как видит ее малыш – а он видит далеко не только очевидное, и на подсознании откладывается больше, чем то, что лежит на поверхности. И в период, когда формируются жизненные ценности и стереотипы, лучше будет исключить сомнительные сказки. А то можно сформировать такое, что никого не обрадует.

Кто такие, эти «аспики»?

Кто такие, эти «аспики»?
«Аспики» — это люди, дети и взрослые, с синдромом Аспергера, то есть с одной из форм аутизма. Аутизм – это общее расстройство психического развития, при котором людям, и детям, и взрослым, трудно общаться с другими людьми и с окружающим миром.
Как правило, дети-аутисты очень замкнуты в себе, склонны к повторяющимся действиям, внезапным истерикам, особенно если им не хочется прерывать каких-то занятий. Они также требуют особых подходов при обучении.
Тем не менее, в мире разработано уже много методик работы с детьми-аутистами и очень часто, при планомерной и правильной работе с такими детьми, их удается вполне успешно социализировать.
В советской и недавней российской медицинской практике долгое время признавался детский аутизм и не признавался взрослый. Считалось, что детский аутизм либо с возрастом проходит, хотя и не сам собой, либо переходит в шизофрению, то есть в еще более тяжелое психическое заболевание.
Но общемировая практика показала, что аутистами могут быть и взрослые, вовсе не становясь от этого шизофрениками.
Прежде всего, у аутистов наблюдается слабый уровень сенсорной дезинтеграции – то есть они с трудом разбираются в различной эмоционально-чувственной информации, если ее становится много.
К примеру, обычный человек довольно легко разбирает обычную речь на фоне шума улицы. Или, например, обычному человеку не составляет труда видеть в целом картину ночного города с яркими огнями рекламных объявлений там и сям.
Аутист может просто не понять своего собеседника, если беседа происходит в каких-то очень беспокойных местах, с посторонними шумами.
А множество ярких красок и огней города могут в восприятии аутиста составить картинку, похожую на калейдоскоп, которую ему трудно перевести в нечто целостное.
Ну и, разумеется, с такими особенностями восприятия бывают тесно связаны и проблемы общения.
Как уже говорилось, к детям-аутистам нужен особый подход. И если такие дети попадают в обычные школы, то сплошь и рядом становятся среди сверстников «белыми воронами».
Хотя, в принципе, это должно быть не только странно, но и стыдно для взрослых, которые работают в школе с детьми.
Если эти «обычные» дети начинают нападать на своих необычных сверстников стаей, как животные, это говорит о том, что никакого воспитания в таком классе нет.
Еще Антон Семенович Макаренко писал, что «в рыхлых организационных формах даже самые благовоспитанные дети быстро превращаются в диких зверенышей».
Следовательно, чтобы одни дети не нападали на других в воспитательных учреждениях, там просто все должно быть правильно организовано.
Тем более, методика «инклюзивного образования» напрямую предполагает включение необычных детей в обычные образовательные учреждения.
В нашей стране эта методика приживается с огромным трудом.
Очень озлобленные, нетерпимые у нас люди. И дети тоже.
При всем при том, и у нас все-таки возникают центры по работе с аутичными детьми и взрослыми, кроме того, забота родителей и специалистов может сделать даже с самым тяжелым аутичным ребенком настоящее чудо.
Очень хорошо помогает маленьким аутистам общение с домашними животными, прежде всего с самыми обыкновенными собаками и кошками.
В процессе общения с домашними животными у аутистов происходит эмоциональное переключение, совершенствуются навыки взаимодействия с окрвжающим миром, возникает возможность для психической и социальной реабилитации.
В общем, в этом мире все возможно, если добавить в него хоть немного заботы и любви.

Реальные переживания виртуальной жизни

Реальные переживания виртуальной жизни
Весь мир пользуется Интернетом. Множество людей разного пола, возраста, социального статуса и так далее ежедневно входят в мировую паутину, работают в ней, играют, общаются. Предупреждения о мошенничествах в Интернете стали уже привычными, а от различных вирусов нас спасают специальные программы. Но даже если исключить мошенничество и вирусы, опасности Интернета этим не исчерпываются, как не становится абсолютно безопасной проезжая часть даже при полном отсутствии пьяных за рулем и нормальной работе светофоров.

Реальные эмоции помноженные на скорость виртуальной жизни представляют собой опасность большую, нежели все вирусы вместе взятые.

Скорость виртуальной жизни значительно превышает скорости реальной, даже если учитывать современные средства транспорта. Люди, сегодня познакомившиеся в Интернете, завтра уже чуть не лучшие друзья или даже влюбленные. Чувства возникают очень быстро. Причем, они вполне реальны – эмоции-то совершенно настоящие.

Но в реальной жизни мы успеваем адаптироваться к собственным эмоциям – за счет выравненных скоростей эмоциональной реакции и общего темпа жизни. Не то в Интернете, где все происходит гораздо быстрее. Быстро познакомились, быстро влюбились, быстро вышли на пик отношений, а затем так же быстро начали остывать. Если, конечно, виртуальные отношения не подкрепляются реальными встречами.

Такую скорость обеспечивает определенная анонимность Интернета. О собеседнике практически ничего не известно. Его имя, внешний вид, возраст, местожительства, социальный статус, образование, семейное положение и прочее – все известно исключительно по его рассказам. Фотография может быть и чужая, или просто очень давняя. В то же время срабатывает так называемый синдром попутчика – когда хочется открыть душу незнакомому человеку именно потому, что он – незнакомый. Это очень удобно, ведь можно рассказать все, даже самое постыдное, незнакомому человеку, с которым никогда не придется больше встретиться. И Интернет вытаскивает синдром попутчика на поверхность. Люди открывают душу. И хорошо, если подходящему собеседнику. А если неподходящему?

Сегодня – лучшие друзья, а завтра – охладели друг к другу. А душа-то уже вывернута наизнанку. А скорость изменения отношений настолько высока, что человек не успевает к ней адаптироваться. И это может привести к достаточно неприятным последствиям, начиная от небольших неврозов и стрессовых состояний, и заканчивая инфарктами и инсультами (бывали и такие случаи).

Но и этим опасности Интернета не исчерпываются. Наибольшую опасность представляет затягивание в виртуальное общение.

Интернет – идеальная система для разнообразного общения. В Интернете можно найти собеседника на любой вкус. Если в реальной жизни мы ограничены определенным кругом общения, то Интернет предоставляет практически неограниченные возможности. И это, конечно, завораживает.

Вы хотите посещать клуб по интересам? Каковы бы ни были ваши интересы, будьте уверены – в Интернете вы обязательно найдете единомышленников. Вы желаете развлекаться в какой-либо онлайн-игре? Вы обязательно найдете игру на свой вкус. Вы хотите найти хорошего собеседника? Или ваша цель – легкий флирт? Или даже романтические отношения? Или брак? Все это предлагает Интернет. Не удивительно, что люди стремятся к компьютеру.

Для многих Интернет предлагает настолько больше того, что они имеют в реальной жизни, что люди начинают отказываться от реальности, предпочитая проводить время в виртуальном пространстве. В реальности человек может быть серым клерком с небольшой зарплатой, у него неуютная маленькая квартира, нет машины, он вечно озабочен финансовыми проблемами. В виртуальном пространстве он совсем иной! Он блестящий собеседник, он пишет стихи (и этими стихами восхищаются многие), он может дать хороший совет на все случаи жизни (и к нему стремятся за такими советами)… и так далее. Естественно, серость реальности проигрывает яркой радуге Интернета.

Только вот беда: пока человек развлекается в виртуальном пространстве, доказывая себе, что он чего-то стоит, реальная жизнь благополучно проходит мимо. И уж она-то проходит безвозвратно. И очень грустно, когда человек наконец-то выныривает из виртуального омута и обнаруживает, что упустил массу возможностей стать кем-то значимым в реальной жизни. Упустил окончательно.

Не стоит слишком уж увлекаться яркостью Интернета. Большая часть этой яркости – всего лишь миф, который «рисуют» сами обитатели виртуального пространства. И если уж очень хочется доказать свою значимость, то лучше это все же делать в реальной жизни. Тем более, что Интернет не нуждается в доказательствах. В нем достаточно всего лишь сказать. А уж что есть на самом деле – дело десятое.