О чем молчит Хальмер-Ю?

Хальмер-Ю? Это река в долине мертвых. В переводе с ненецкого, в котором халь – долина, мер – смерть, ю – река. Когда-то это место было священным для небольшого северного народа. Именно сюда, в долину реки Хальмер-Ю, ненцы привозили хоронить своих умерших.
О чем молчит Хальмер-Ю?

А потом этим именем назвали небольшой шахтерский поселок Печорского угольного бассейна, промышленное освоение которого началось 4 октября 1932 года. В этот день заработала шахта № ½, позже получившая порядковый номер «8». Первая угольная шахта бассейна, рядом с которой на правом притоке Усы со временем вырос город, получивший то же имя, что и река, на которой он встал — Воркута.

Но… Даже гадкие утята не сразу становятся лебедями. И для того, чтобы Воркута стала городом, тоже понадобилось время.

Хотя специальное постановление «О строительстве Северно-Печорской железнодорожной магистрали и развитии добычи Воркутинско-Печорских углей» было принято ЦК ВКП(б) и СНК СССР 10 мая 1940 г., мощный импульс развитию угольного бассейна дала начавшаяся через год война. Враг наступал. Уже осенью 1941-го Донбасс оказался в руках у немцев.

А военная промышленность кричала в голос: «Сталь… Сталь. Сталь!». Но для того, чтобы её выплавить, металлургическому производству требовался уголь. И не простой. Коксующийся.

Месторождение именно такого, очень ценного для коксохимического производства угля марки «К», в 1942 году было открыто в районе реки Хальмер-Ю геологической партией под руководством Г. Иванова. Но «открыть» и «освоить» — разные по своей сути понятия. Прежде, чем уголь пойдёт «на гора», надо ведь не только шахту построить, но и жильё для будущих шахтеров. Протянуть линию электропередач, наладить связь. Построить железную дорогу. Ну, хотя бы, как минимум, до Воркуты. Которая почти на 80 км южнее Хальмер-Ю. А восемь десятков километров да по голой тундре, в условиях вечной мерзлоты и среднегодовых минусовых температур… Не простое это дело.

Поэтому шахта в Хальмер-Ю введена в эксплуатацию в 1957 году. А во время войны снабжение металлургов Череповца коксующимся, а жителей блокадного Ленинграда – топливным углем легло на плечи Воркуты, которая уже в 1943 году стала городом. В чем, впрочем, нет ничего удивительного. Одних заключенных в лагерях Воркуталага на 01.01.43 года было 27,7 тыс. человек. Если сюда добавить тех, кто их охранял, вольнонаемных специалистов и рабочих, осужденных, чьи сроки наказания уже истекли, но которым в военное время просто некуда было уезжать, то становится ясно, что город к этому времени уже вырос из коротких поселковых штанишек.

А Хальмер-Ю выдал «на гора» первые 250 тонн суточной добычи лучшего в мире коксующегося угля через 12 лет после войны. И дело пошло. В 1959 году в поселке жило уже 7,1 тыс. человек. Дети горняков ходили в два детских садика. Кроме обычной школы в поселке была ещё и музыкальная. Свой дом культуры. Хлебом жителей Хальмер-Ю обеспечивала поселковая пекарня, мясом – подсобное хозяйство шахты.

20 км. Такой была протяженность улиц этого населенного пункта. О котором сразу и не сказать – то ли небольшой городок, то ли крупный поселок. Когда долгой полярной зимой улицы Хальмер-Ю заметала снегом очередная вьюга, домашние задания школьникам диктовали по местному радио. И жизнь не останавливалась.

Люди не только работали. Они чему-то радовались, чем-то огорчались, влюблялись, ссорились… Жили. И надеялись, что их детям жить будет легче, чем им.

Но всем этим надеждам пришел конец в начале 90-х, когда страна начала переход к рыночной экономике. В этих условиях оказалось, что добыча угля на Хальмер-Ю нерентабельна. Да, уголь хороший, качественный. Очень хороший! Но какова цена его добычи? В Большеземельской тундре ничего ведь не растет. Картошку и ту в Хальмер-Ю привезти надо. А зарплата хальмерьюского горняка с учетом всех северных надбавок почти в два раза выше, чем у его кузбасского коллеги…

И 25 декабря 1993 года Правительством РФ было принято специальное постановление № 1351 «О ликвидации шахты Хальмер-Ю». Этот документ предусматривал выплату жителям поселка специальной компенсации на приобретение жилья в новом месте и гарантировал возмещение расходов на проезд к нему и контейнерную перевозку вещей. Но инфляция, своим жадным и безжалостным языком быстро слизала все эти гарантии и компенсации. Выдаваемых шахтерам денег зачастую не хватало даже на проезд к новым местам обетованным, не говоря уже о приобретении там хоть какого-то жилья. Быстро теряющие в весе компенсационные рубли, как правило, проедались. Или пропивались. А народ оставался на месте.

В 1994 году в поселке ещё оставалось чуть больше 4 тысяч человек. Зимой дома в Хальмер-Ю отключили от тепла, а котельную закрыли. Но народ упорно сидел по своим квартирам, грелся самодельными «буржуйками» и сниматься с насиженных мест не собирался. Тем более, что сниматься-то… Было некуда.

Окончательно людей из Хальмер-Ю выселяли в октябре 1995-го. ОМОНом. Выбивали двери и «упаковывали» народ в поезд на Воркуту. Так закрылась самая северная станция Северной железной дороги. А рельсы этой ветки, Воркута — Хальмер-Ю, ещё несколько лет потихоньку растаскивались на металлолом. Так что если сегодня кто-то вдруг захочет попасть в заброшенный шахтерский поселок, так только по шпалам. И – с большой опаской.

Посёлка-то вот уже 15 лет, как нет. Но вместо него появился военный полигон «Пембой». Так называется гора, что стоит рядом с посёлком. Геологический памятник природы, высотой 421 метр. Но по горам стрелять как-то неинтересно. А вот по какому домику… Куда как приятней. Просто надо этот домик для очистки совести назвать «условной целью». Например «одиноко стоящим Домом культуры». Именно по нему 17 августа 2005 года со стратегического бомбардировщика Ту-160 «Павел Таран», на борту которого находился наш второй Президент, был произведен пуск трёх ракет класса «воздух-земля». Две из них попали точно в цель…

Ещё в позапрошлом столетии Антон Павлович Чехов честно признавался, что и ему лично, и всем его современникам нужно ежедневно «по капле выдавливать из себя раба».

«Мы – не рабы, рабы – не мы». Каждый, прошедший через советскую школу, уже с начальных классов, накрепко усвоил эту аксиому. Но, если мы не рабы, откуда в нас это – «ломать — не строить, душа не болит». Откуда?!

Может, от тех черных зековских ватников, в которые во второй трети прошлого века вынужденно оделась значительная часть страны и через которые, прямо или косвенно, прошло целое поколение. И не только в Воркуте, Инте или Хальмер-Ю.

И что? Генетическая память этого поколения настолько крепко въелась в нас, что сидит до сих пор? Но ведь тогда та страна, в которой мы живем, для нас – не дом родной. Тюрьма. А её и смысла обустраивать нет. Выпустил по тому, что строили чьи-то отцы и деды пару ракет и… Не болит душа!

Но в этом случае и надежда на то, что наши дети будут жить лучше нас, – иллюзия. Чтобы она стала реальностью, нужно менять психологию. Психологию всех. От рядового гражданина до Президента. И чем быстрее, тем лучше. Но как это сделать? С чего начать?

Молчит Хальмер-Ю. Не дает ответов на эти вопросы. И получается, что отвечать на них нужно каждому из нас. Самому. Без каких подсказок с задней парты…

О чем молчит Хальмер-Ю?: 6 комментариев

  1. Кучер

    Уже давно и фото поселка видела и слышала, что Путин тренировался. Меня это еще тогда шокировало. Вряд ли кто-то стал бы стрелять по своему, родному… А так…
    Елена Ковтун, г. Харьков, Украина

    Прочитал, и грустно как-то стало. Это наша молодость, похеренная перестройкой. Лет через 10 и Воркуту сделают полигоном, будет во что популять.
    Что про Воркуту говорить, я по Одессе сужу: флот продали, предприятия закрыли и превратили в большую барахолку. Нет теперь и стадиона Черноморец. Парк Шевченко, гордость города, на сквер стал похож. Понастроили небоскрёбов для крутых и то — стоят пустые. Недавно съездили на экскурсию по старой Одессе — очарование пропало, залакировали — и духа одесского не осталось. Надеемся, что Дерибасовскую восстановят в прежнем виде, а то половина в развалинах. И дом Русова со знаменитой аптекой Гаевского, и Морской музей. Много чего можно найти. Хорошо хоть радует Приморский бульвар и Екатерининская площадь. Ну, тут понятно — начальство рядом!
    Вадим Мешков, г. Одесса, Украина

  2. burvladim

    Моя личная позиция следующая: там, где касается дела и жизни взрослых людей, не должно быть таких предприятий, которые не могут себя хотя бы прокормить. Хальмер Ю — это такое предприятие, которое себя прокормить не смогло и пока не может, в силу совершенно конкретных экономических и жизненных причин.

    Ведь все в экономике и жизни взаимосвязано. И если кто-то не может прокормить себя сам, значит, его кормит кто-то другой. Кого мы обязаны кормить, о ком мы обязаны заботиться?.. О наших стариках, о наших детях, о наших перспективных проектах, которые касаются всего общества.
    А здесь — случай совершенно ясный. Этот проект был закрыт совершенно правильно.

    Но, при этом, нужно было максимально бережно отнестись к чувствам людей. Стрелять ракетами по "одиноко стоящему дворцу культуры" — нет, такой выбор цели одобрить нельзя.

  3. Кучер

    Да, Володя, я согласен, что не было у шахты перспектив. И закрывать её надо было. Но ОМОНом-то людей ЗА ЧТО?
    Закрывать ведь по разному можно.
    Вот, венгры — http://shkolazhizni.ru/archive/0/n-41367/
    Первую венгерскую шахту в поселке Бреннбергбаня закрыли в 1959 году. А поселок ДО СИХ ПОР — живее всех живых. И умирать не собирается.
    Конечно, можно говорить, что аршины для России и Венгрии разные. Хотя вот — гора Пенбой геологический памятник. Водопад Халмер-Ю. Перепад высот 10 м. Один из самых высоких водопадов на европейской части России. А какие горнолыжные склоны буквально в паре километров от поселка! Хочешь в июне покататься — ДА ПОЖАЛУЙСТА!
    Можно было шахту закрыть. Даже надо было закрывать. Но поселок не от того умер. Его убили. Целенаправлено. И здесь тоже с Вами согласен — такой выбор цели одобрить нельзя.
    Даже если не было сил и желания сохранять поселок, то в отношении природных ресурсов есть такое понятие, как абсолютная рента. Если коротко, то общество готово заплатить за тот или иной ресурс по самой дорогой цене, которая полностью покрывает его потребность в этом ресурсе.
    Например. Общемировая потребность в угле — 150 условных единиц. На данный момент времени есть три месторождения с годовой выработкой 100 условных единиц. На первом месторождении добыча тонны угля стоит 50 рублей. На втором месторождении 5 тысяч рублей. На третьем — полмиллиона. Для того, чтобы обеспечить ВСЮ потребность, будут добываться 100 условных единиц на первом месторождении и 50 на втором. При этом каждая (КАЖДАЯ!) добытая тонна будет стоить 5000 рублей. 50 единиц, добываемых на втором месторождении абсолютной ренты иметь не будут. А вот владелец первой с каждой тонны будет получать 4950 руб. абсолютной ренты.
    Но уголь — невозобновляемый и исчерпаемый природный ресурс.
    И когда-то первое месторождение истощится. И тогда покрыть потребность общества в угле можно будет только за счет второго и третьего месторождения. И тонна угля станет стоить полмиллиона. И его производство на третьем месторождении станет рентабельным.
    Да, это теория. Но она однозначно говорит — ЛЮДИ, ПРИДЁТ ВРЕМЯ И ВЫ — ВЕРНЕТЕСЬ В ХАЛЬМЕР-Ю!
    Но если потом надо будет вернуться, зачем сейчас взрывать? ЗАЧЕМ?! Что, законсервировать — никак?!

  4. burvladim

    Наши с вами комментарии — об одном и том же, только разными словами.

    А что касается угля и нефти — у жителей земли есть гораздо более мощный источник энергии. Солнце. Не было бы полезных ископаемых — уже бы давно люди придумали, как "снять" от солнечного излучения намного больше энергии, чем сейчас. Как в одном фильме — "жить захочешь, не так раскорячишься".

  5. Кучер

    Я однажды ездила туда, когда муж работал во вневедомственной охране и ездил туда на вахты. Ехала в поезде и нам показывали индийское кино, чтобы скоротать дорогу. А раньше меня туда звал замуж шахтёр. Мы с ним ехали в одном вагоне с юга. На вопрос мой — "что я там буду делать?", ответил — "работать на почте". А я в то время работала на ИВЦ, оператором ЭВМ.
    Автор прав, конечно, жаль, когда разрушается то, что мы знаем и любим. И про психологию совершенно верно. А про рабов… Ведь Моисей недаром водил свой народ по пустыне 40 лет, чтобы умерли все, кто помнил рабство. Генетическая память очень упрямая вещь. А ведь всё течёт, всё изменяется.
    Непонятно только — зачем разрушают Хальмер-Ю? Ведь уголёк ещё понадобится. Тем более лучший в мире!
    Надежда Овчаренко, г. Сыктывкар, Республика Коми

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.