Алексей Ремизов. Часть первая

Алексей Ремизов. Часть первая
Этот человек был совершенно уникальным писателем, очень талантливым художником, мистификатором, склонным к театрализации самой жизни, и в обрамлении Серебряного века русского искусства выглядел блистательно даже на фоне многих других титанических фигур той эпохи.
В этом году, 6-го июля, исполнилось 135 лет со дня его рождения в Москве. А умер Алексей Ремизов в Париже, на 81 первом году жизни. Всего за границей (в основном в Германии и Франции) он прожил 46 лет, то есть бОльшую часть своей жизни.
Он начинал как писатель, в 1905 году в Петербурге, куда переехал в первую очередь для того, чтобы быть ближе к цвету творческой интеллигенции России тех лет. Скучная и очень меркантильная Москва сравнимого с северной столицей уровня духовного подъема тогда предоставить не могла.
А уже сейчас-то – тем более. Если в начале ХХ века Москва была городом купеческим, основательным, приземленным, кондовым, то сейчас она стала гламурно-мишурной лавкой всякого барахла, к тому сильно сбрендившей на почве слишком большого количества денег, которые в ней крутятся.
Это так, к слову.
Как только Алексей Ремизов начал писать, так сразу же начал и печататься. Он писал сказки и легенды на основе славянского фольклора, а также романы и пьесы, пронизанные символически-мистическим духом.
Пьесы его ставились, а литературные произведения неплохо раскупались и читались как взрослыми, так и детьми, в самых разных кругах общества.
Благодаря интернету, сказки и легенды Алексея Ремизова из сборников «Посолонь», «Лимонарь», «Докука и балагурье», «Николины притчи» можно легко найти в интернете.
Очень рекомендую это сделать.
Хотя у Алексея Ремизова очень своеобразный язык, читается он очень легка, к тому же очень увлекательно.
Алексей Михайлович просто очень умел не только выстраивать увлекательный сюжет произведения, но и владел ритмом, то есть правильным чередованием ударений в тексте произведения.
Писать-то у нас и сейчас умеют многие. Беда в том, что ритмом владеют плохо.
Взять того же Бориса Акунина – в этих его текстовых «кирпичах», которые он лепит один за другим, сплошное монотонное бу-бу-бу. Вообще-то русский язык обладает намного более глубокими и обширными музыкальными возможностями, чем это представляет себе данный писатель. Хотя грузины, вообще-то, очень музыкальные люди.
Ну, наступил человеку горный медведь на ухо.
С кем не бывает.
Это я про Акунина. Тоже как-то к слову пришлось.
А вот Алексей Михайлович Ремизов музыку русского языка чувствовал очень тонко, и в его произведениях эта музыка звучала во всю мощь.
Ну, вот, к примеру, отрывочек из рассказа «Чертик»:
«Если ткнуться в ворота… если ткнешься в ворота, прямо перед тобою будет на дворе огромадный сарай; когда-то ходил сарай под извозчика, а теперь только конский дух остался, навозцем, да и тот продыхается. Доберешься благополучно до сарая, поверни на левую руку и иди напрямик до собачьей конурки – собаки в конурке никакой нет, была одна, Белкой звали, да подохла, так что и побрехать некому. А от конурки опять поверни на левую руку, и упрешься прямо в дверь. Дверь обита замуслеванной клеенкой и на блоке. Отворить ты ее, конечно, без труда отворишь, хитрости тут никакой нет, и пойдешь по коридору, и, наспотыкавшись вдоволь, уткнешься наконец в другую дверь. Тут-то тебе и ожидай! Пока не лопнет терпение – все равно без толку – плюнешь и пойдешь.»
Здесь каждое слово играет! А все вместе они складываются в такую живую, красочную, энергичную речь, что просто зачитаешься и заслушаешься.
И так – в каждом литературном произведении Алексея Ремизова.
Что же касается его графики, его игр и мистификаций, то это совсем особый пласт его жизни и творчества.
Продолжение следует

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *