Спасение русского языка

Спасение русского языка
На днях мне довелось пообщаться с русской женщиной, которая со всем своим семейством недавно перебралась из Казахстана в Россию. Она была вынуждена это сделать, поскольку думает о будущем своих детей, и прежде всего о том, чтобы сохранить для них русский язык. И в семье, и в ближайшем окружении.
Когда-то, исторически совсем недавно, русский язык был не только языком «старшего брата» для азиатских и даже прибалтийских республик, входивших в состав СССР, но также языком дружбы и межнационального общения.
В том же Казастане, особенно на севере этой страны, русский язык был настолько распространен, что большинство казахов говорили на нем не только на работе или где-то в официальной обстановке, но и дома. И маленькие дети-казахи начинали говорить не на своем родном, казахском языке, а на русском.
За последнее время ситуация кардинально изменилась, и продолжает стремительно меняться.
При том, что Казахстан является самым надежным союзником России в Азии, русский язык в этой стране стремительно «вымывается» из государственных учреждений, из профессиональной среды, и количество общеобразовательных школ с преподаванием всех предметов на русском языке здесь также очень быстро уменьшается.
С точки зрения мировых норм это – ситуация вполне обычная. Она характерна для всех бывших республик Советского Союза, которые обеспокоены сохранением прежде всего языка своего коренного населения.
Поэтому русскоязычное население продолжает покидать эти республики, ныне самостоятельные страны, с большим трудом переселяясь на историческую родину.
Следовательно, распространение и влияние русского языка в бывших республиках СССР, как и во всем мире, постоянно уменьшается.
И не только русского.
Казахстан – это только один из примеров.
Нечто подобное происходит и с другими языками мира, кроме двух языков. Так уж случилось, что в мире в роли основного средства международного общения закрепился английский язык. С появлением и развитием интернета его роль и еще более возросла, и только продолжает расти.
Все остальные языки мира, и даже те, на которых говорят многие миллионы людей, становятся языками, замкнутыми в пределах границ отдельных стран.
Но даже и внутри этих стран эти языки не остаются в покое. Английский язык влияет на все остальные языки мира!
И даже на второй самый распространенный язык мира, китайский. То есть первый, если считать по количество людей, которые говорят на китайском. Точнее, это группа языков. Но вряд ли китайцы в обозримом будущем могут опасаться за их судьбу – просто потому, что китайцев очень много.
А вот маленькие страны Европы, и прежде всего страны Скандинавии, уже многие десятки лет развивают программы защиты и сохранения своих языков. Они задумались об этом намного раньше других государств прежде всего потому, что у них очень маленькое население. В Швеции живет 9 миллионов человек, в Финляндии и Норвегии – по 5 миллионов, в Дании – 5 с половиной…
В России сейчас 143 миллиона человек. Но это не означает, что нам можно успокоиться и предоставить русскому языку возможность самому о себе позаботиться.
К сожалению, сам о себе он не может позаботиться.
Мы все должны об этом думать, и что-то делать для этого.
А то недавно по радио я услышал, как жизнерадостная молодая ведущая сказала такую фразу: «У меня есть френдесса в другом городе…»
То есть слова «подруга, приятельница» ее уже не устраивают! Она лихо создает новое слово на основе английского корня, причес с помощью суффикса, который также был в свое время позаимствован русским языком из другого языка.
Скорее всего, нашему государству надо обратить самое пристальное внимание на опыт скандинавских стран. Здесь существуют государственные программы поддержки родных языков, и, в частности, поддержки детских писателей, детской литературы.
Все ведь начинается с детства.
В этом плане в России, конечно, что-то делается и сейчас.
Но сделать предстоит еще во много раз больше.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *