Возможно ли сейчас появление нового Макаренко?

Возможно ли сейчас появление нового Макаренко?
Об Антоне Семеновиче Макаренко слышали все взрослые люди, у которых есть дети. Не все, правда, знают в точности, кем он был и что сделал, но практически все знают, что он был великим педагогом. Здесь, на Узнайке, я уже не один раз писал о нем, но не грех написать и еще раз, в новом преломлении.
Если коротко, А.С. Макаренко в свое время оказался тем самым героем, который пришел вовремя. В период с 1920 по 1935 год Антон Семенович работал в созданых им последовательно колонии имени Горького и коммуне имени Дзержинского, где практически и разработал свою знаменитую систему.
В советское время о ней говорили и писали очень много. Существовало также множество школ и детских домов, которые пытались внедрить у себя эту систему, но в полном объеме это не получилось ни у кого.
Дело в том, что система Макаренко основана на полном самоуправлении воспитанников тем самым учреждением, в котором они и воспитываются. Это парадокс, конечно, однако вся жизнь построена на таких парадоксах.
Самоуправление в учреждениях, возглавляемых А.С. Макаренко, основывалось на двух «китах»:
— духовно-моральных стимулах;
— четких организационных принципах.
С духовно-моральными стимулами, в принципе, все понятно. Они были связаны с коммунистической, коллективистской идеей – с тем, правда, существенным нюансом, что для Макаренко его воспитанники никогда не были безынициативной массой, которой можно манипулировать как угодно.
А вот об организационных принципах надо поговорить более детально.
Общий коллектив воспитанников Макаренко всегда подразделял на первичные коллективы, которые назывались отрядами. В принципе, и сейчас в любом детском учреждении все как будто точно так же. В школах общий коллектив школы подразделяется на классы, в колониях для малолетних преступников весь контингент также распределен по отрядам.
Вот только в современных учреждениях эти первичные отряды, как правило, не сливаются в единый коллектив – поскольку они слабо сообщаются между собой.
У них нет базы, на которой они могут сообщаться.
Вот это – самое главное.
В учреждениях Макаренко этой базой была необходимость постоянного, ежедневного труда для поддержания нормальной жизни коллективов. И это был не просто труд, который можно делать абы как. И колония имени Горького, и коммуна имени Дзержинского фактически достигли не только полной экономической самоокупаемости, но и высокой прибыльности.
В колонии был полный сельскохозяйственный цикл, в коммуне – фабрично-производственный. Именно на заводе коммуны имени Дзержинского начался выпуск очень популярных в те годы фотоаппаратов «ФЭД», по технологии немецкого фотоаппарата «Leica», а еще здесь выпускались очень востребованные электродрели и сверлильные станки.
В общем, как это ни поразительно для тех коммунистических времен, фактически учреждения Макаренко были капиталистическими предприятиями.
Они ведь постоянно создавали капитал. У них были средства производства, основные материальные средства и оборотные средства, которые шли на закуп, к примеру, семян, удобрений, сельскохозяйственного инвентаря, а также всевозможного сырья, комплектующих, оборудования.
К тому же воспитанники Макаренко не просто создавали этот капитал – они постоянно обменивались информацией о том, как лучше построить работу своих учреждений-предприятий, они постоянно знали об уровне прибыли своих предприятий, о текущих и будущих затратах, и постоянно работали над тем, чтобы затраты сократить, а доходы повысить.
Отсюда вытекает и ответ на вопрос, который вынесен в заголовок этой статьи.
Появление педагогов, работающих в стиле Макаренко вот сейчас, в новое капиталистическое время, не просто возможно, а более чем возможно.
Но они должны быть не просто педагогами, а еще и бизнесменами. И как бизнесмены, они должны уметь отстроить деятельность своих предприятий совершенно прозрачно для всех его участников.
Вот с этим сейчас самые большие проблемы.
С экономической прозрачностью, а не с педагогикой.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.