Прихотливая судьба Альфонса Мухи

автопортет14 июля — важный день в истории Франции. В этот день отмечают взятие Бастилии и начало Великой французской революции. Но для европейского искусства 14 июля могло бы стать и памятным днем. В этот день в 1939 году умер человек, в течение десятилетия будораживший французскую богему (а позже и весь мир) своим необычным стилем живописи.

Сам Альфонс Муха любил рассказывать легенду о том, как однажды в Рождество он проснулся знаменитым. Дело было так…Во второй день Рождества 1894 года в его мастерскую в Париже зашел господин де Брунхофф, владелец типографии «Лемерсье». Ему необходимо было в кратчайшие сроки выполнить заказ от известной французской актрисы и хозяйки театра «Théâtre de la Ville» Сары Бернар — подготовить новую афишу для постановки пьесы В. Сарду «Жисмонда». Бернар была весьма значительной, если не сказать, что одной из ключевых фигур французского театра конца XIX — начала XX веков, и не выполнить эту работу для де Брунхоффа означало практически самоубийство. Однако проблема была в том, что в рождественские праздники никто работать не хочет, и типографии пришлось обратиться к не очень опытному и популярному художнику Мухе. Сроки пожимали настолько, что и предварительный, и окончательный вариант афиши прошли в печать без проверки.

poster-for-victorien-sardou-s-gismonda-starring-sarah-bernhardt-at-the-theatre-de-la-1894

Плакат «Жисмонда» (1895).

Готовые афиши ужаснули де Брунхоффа: вертикальный плакат напомнил издателю японские рисунки. Плакат был бледный, явно выполнен на скорую руку и, будучи в высоту около двух метров, разделен на два листа, стыки которых не совпадали. В общем, он вряд ли мог кому-то понравиться. Но переделывать что-либо поздно — первый экземпляр уже был отправлен актрисе.

В отличие от владельца типографии Бернар пришла в восторг от афиши. Она увидела в ней элегантное исполнение самой сути своего образа. Парижане, подобно заказчице, в первые же дни появления плакатов на улицах города, были очарованы. Журналист Жером Дусе подвел итог этой работы: «Этот плакат сделал имя Мухи известным всему Парижу за одну ночь». Сара Бернар заключила с художником эксклюзивный контракт: он получал три тысячи франков ежемесячно, а за каждую афишу — дополнительно по полторы тысячи франков. С этого момента началась известность Альфонса Мухи в Париже.

Но и до, и после Парижа в его жизни происходили события, которые многие могли бы назвать чудесными и даже фантастическими.

Альфонс Муха — выходец из Моравии, региона Чехии. Он родился в семье судебного чиновника 24 июля 1860 года. Вскоре после рождения Альфонса тихому организованному по старинке быту местечка Иванчице постепенно приходит конец: недалеко от деревни строится виадук, по которому курсируют поезда между Веной и Прагой. Приходит конец Австрийской империи при которой родился Муха, внутренние распри между австрийцами, венграми и славянами для маленького Альфонса обернулись дальнейшим взращиванием в нем сильного национального самосознания. Это патриотическое чувство станет особенно сильно во второй половине его жизни, хотя оно никогда и не покидало его.

89838955_Raspyatie1868

«Распятие» (ок. 1868).

Смышленый мальчик, на которого так надеялся отец, как на наследника, продолжателя его дела, к учебе интереса, тем не менее, не проявлял. Зато страсть к рисованию была заметна уже с раннего возраста. Сохранилась одна из его самых первых картин, выполненная Альфонсом в восемь лет. По мнению исследователей, она демонстрирует не только уровень его художественного таланта, но и говорит о глубокой вере мальчика. В возрасте семнадцати лет Муху за прогулы выгнали из гимназии в Брно, но отец еще не теряет надежды: он отдает сына на работу писцом в суд в Иванчице. Спустя год выяснилось, что работу мальчик свою почти не делает, зато часто рисует портреты подсудимых. Идея пристроить Альфонса тогда в Художественную академию Праги также оказывается неосуществленной — ему отказывают в стипендии. Ситуацию спасло газетное объявление: в столице империи мастерская придворных художников приглашала на работу молодых талантливых людей, и Альфонс уехал в Вену.

Макарт

Г. Макарт. Портрет Сары Бернар в натуральную величину (1881).

В Вене Муха познакомился с работами Ганса Макарта. Последний работал над декорациями в театрах, которые охотно и часто посещал молодой Муха. Макарт стал кумиром для юноши, некоей недосягаемой путеводной звездой в мире изобразительного искусства. К сожалению, работа в Вене продлилась недолго. В 1881 году сгорел Рингтеатр, главный заказчик мастерской, в которой работал Муха, и всех сотрудников пришлось распустить. Художник воспринял это событие как знак судьбы и, вместо того, чтобы вернуться в родную деревню, двинулся дальше.

Следующей остановкой на его жизненном пути стал город Микулов, расположенный между Веной и Брно. Заказов у Мухи, оказавшегося в незнакомом городе было крайне мало. В перечень его достаточно редких работ входили портреты местной знати, декорации для местного театра, а также оформление надгробных плит (последнее давалось Альфонсу тяжело: художник не имел толком даже школьного образования, и ему приходилось буквально «воевать» с чешским правописанием). Здесь Муха в конечном итоге прославился благодаря конфузу: он выставил портрет супруги местного врача на продажу в книжной лавке. Портрет сопровождала непонятная подпись: «За пять гульденов в отеле ‘У льва’». В результате ли этого случая или благодаря одной из поздравительных открыток, которые Муха также рисовал на заказ, на молодого художника обратил внимание граф Куэн фон Белази. Он заказал ему первый большой проект — оформление обеденного зала в собственном замке графа. Более того, в лице благородного господина Муха обретает и покровителя. После завершения работы в замке, граф отправил художника к своему брату в Южный Тироль, где Муха жил, ни в чем не нуждаясь, около двух лет. Затем, с финансовой поддержкой из Тироля, художник отправился учиться в Мюнхен.

Там он успешно поступает в академию, в класс письма с натуры. Школа серьезно совершенствует технику Мухи. Но кроме школы художник имел и другую «тренировку»: он быстро сошелся с чешскими учениками, совместное вечернее рисование с которыми многому его учит. Члены кружка часто отправляли рисунки в журнал «Палитра», что приносило некоторые деньги. Тем не менее Альфонс был исключен из академии за неуплату. Существует предположение, что это произошло не из-за нехватки денег, а по собственному желанию художника. Так или иначе, но в 1887 году он переезжает в Париж.

Жизнь в Париже довольно быстро перестала быть сладкой и безбедной для него: граф Куэн фон Белази отказал ему в дальнейшей финансовой помощи. Муха начал зарабатывать на жизнь иллюстрированием книг. Оплата за эту работу была небольшая, поскольку немало молодых художников работали так же. И снова Мухе везет: ему заказывает иллюстрации известный издательский дом «Арманд Колен». Имя художника становится известным, у него стабильно появляются заказы. Интересна его работа с книгой Ш. Сейнобо, многотомной историей Германии: чешский патриот иллюстрирует только те моменты, которые важны для истории его родины.

четыре времени суток

«Четыре времени суток» (1899).

Доходная работа у Сары Бернар, тем не менее, не ограничивает художника. Помимо нее он занимается рисованием этикеток, плакатов, календарей, упаковок и даже карт меню. Стиль Мухи узнаваем (у него даже со временем появляется немало подражателей), он — художник-сенсация. С 1896 года Муха начал создавать серии декоративных панно, выполненных чаще всего в формате квадриптиха. Таких серий было более пятидесяти, крайне широко известны «Четыре времени года», «Четыре искусства», «Четыре цветка», «Четыре драгоценных камня». Однако самой популярной по некоторым оценкам является серия «Четыре времени суток». Его работы продаются за огромные деньги, в том числе и коллекционерам, а сам художник признавался, что несмотря на плотный график (работа шла с девяти утра до часу-двух ночи), многое он решительно не успевал. По этой причине среди его работ можно найти изображения-близнецы: одинаковые позы, композиции, цветовые решения и т.д.

Его мастерская стала местом паломничества: сюда приходили художники, мыслители, модели, издатели, торговцы, одним словом — все. Более того, в его квартире проводились спиритические сеансы, эксперименты с внушением и гипнозом (Муха был мистиком).

Возможно, дело в бешеной популярности, возможно, в возрасте, но в 1900 году Муху настиг кризис. Он говорил об этом: «В течение последних пяти лет моя работа была направлена на удовлетворение ежедневных потребностей людей, но та энергия, которую я на это тратил, не соответствовала моей миссии». Он хотел вернуться к монументализму исторической живописи, задумывал масштабный проект «Славянская эпопея». Муха ощущает, что в Париже, создавая модные рисунки, он не следует своему истинному патриотическому призванию.

Однако все оказалось не так уж и просто, в первую очередь по финансовым соображениям. Работа в Париже хоть и приносила хороший доход (который он моментально спускал, так как распоряжаться деньгами не умел совершенно), но не оставляла никакой возможности для других задач. Альфонс Муха принимает решение заработать в Америке и вернуться в Чехию, не волнуясь более о своем благосостоянии. Идея так и не выстрелила: пытаясь отойти от выработанного стиля, художник начал писать портреты в масле, которые ему совершенно не давались. Работа над каждым портретом растягивалась на года, и художник терпел убытки. Муха вынужден был вновь и вновь возвращаться к своему прошлому, рисуя на заказ «в стиле Мухи», что очень его тяготило.

Положение спас американский предприниматель Чарльз Р. Крейн. Он заказал Мухе портрет своей выходящей замуж дочери в образе богини Славии. Между ними налаживаются дружеские отношения, и в 1909 году Крейн на рождество преподнес Мухе царский подарок (снова чудо!) — он пообещал художнику финансовое покровительство. Муха сразу же вернулся в Чехию.

экспозиция Славянской эпопеи

Экспозиция «Славянской эпопеи».

Нельзя сказать, что его дела в Чехии шли очень хорошо. Муха весьма резко отозвался о чешском искусстве — он назвал его «подражательством Вене, Мюнхену и Парижу», говорил о падении славянского искусства. Соотечественники не скоро ему это простили. Однако его гораздо больше волновало воплощение его главного замысла — «Славянской эпопеи». Для двадцати картин он закупил полотна размером шесть на восемь метров ( максимальный формат) и приступил к работе. Первые десять полотен посвящены истории Чехии, остальные десять — истории других славянских народов.

После успешной выставки в Бруклинском музее Муха принял решение передать все полотна в собственность города Праги, правда, с условием: чтобы для них был выделено отдельное здание или павильон. Эта эпопея – главный труд его жизни, Муха потратил на создание картин восемнадцать лет. Однако расходы по строительству нового здания под выставку его картин никто брать не захотел, и картины, свернутые в рулон, долгое время оставались в хранилище. Но в 1936 году три полотна отправились в Париж — там в его честь была организована масштабная выставка. Художник все еще надеялся на лучшие времена и приступил к созданию триптиха «Век разума», «Век мудрости» и «Век любви». Правда, закончить он их не успел, и как раз потому, что в мир пришли прямо противоположные явления… Муха — один из первых, кого весной 1939 года гестапо подвергло жестокому допросу. Оправится от его последствий он так и не смог.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *