Петербургские адреса кузнеца Вакулы

Петербургские адреса кузнеца ВакулыМногие помнят в знаменитой сказке Н. В.. Гоголя "Ночь перед Рождеством" образ небывало красивого и богатого столичного Петербурга, который буквально с порога, от самой заставы предстал перед изумленным главным героем, кузнецом Вакулой, во всем своем великолепии. А ведь на самом деле герой попал отнюдь не в парадные фешенебельные кварталы, а один из самых трущобных районов города.

Ведь южный "шлагбаум", то есть, застава при въезде в город со стороны Украины, находился в последней трети XVIII столетия на пересечении Московского проспекта и вновь прорытого Выгонного рва (ныне — Обводный канал), дальше путь в центр города шел по Московскому проспекту и Демидову переулку. При этом, Вакула Проехал совсем немного — черт остановил его с практичным вопросом — прямо ли во дворец, или нет. Указанный район прекрасно знакомый и самому писателю Н. В. Гоголю, вплоть до начала XX века, представлял собой одну из самых трущобных частей столичного Петербурга. И заслуженно прославился в качестве такового в русской классике. Сам гоголь неоднократно в своих повестях описывал окрестную, грязную, зловонную Мещанскую (Казанскую) улицу, а Ф. М. Достоевский поместил на отходящей от Демидова переулка Гражданской улице своего знаменитого героя Раскольникова. А в конце XVIII века этот район тем более был мягко говоря, не парадным. Но даже он в глазах удивленного, привыкшему к сельской местности, деревенского кузнеца, казался прекрасным и богатым. Но не исключено, что тут классик не ерничает, а серьезно дает понять что в сравнении с селом и столичные трущобы все равно сказочная столица. Не исключено, что в восторженном описании представшего перед Вакулой этого городского района, Гоголь отразил и свои собственные юношеские впечатление. Ведь совсем незадолго до написания этой сказки он сам, словно Д"Артаньян, совсем без средств, прибыл из дальней провинции, чтобы обустроиться в блистательной отечественной столице. И его первыми адресами были, между прочим, самые дешевые комнаты в многоквартирных домах недорогих трущобных кварталов в окрестностях Сенной площади.
Так что то, что видел Вакула, полностью отвечало юношескому восторгу самого Гоголя, который хоть был и не кузнецом, но вырос в тех же самых провинциальных краях, и поэтому даже край бедных петербургских трущоб ему казался сборищем богатых дворцов и разодетых господ.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *