Гальбштадт – открытость и красота. Часть третья

Гальбштадт – открытость и красота. Часть третья
Немецкие переселенцы основали Гальбштадт в Кулундинской степи Алтайского края в 1908 году. Тут же возникает вопрос: Почему эти прекрасные земледельцы выбрали для своего проживания именно эту, не самую благоприятную для земледелия местность?
Все дело в том, что первые немецкие переселенцы в эти места по своему вероисповеданию были христианами-меннонитами. Возникла эта конфессия еще в XVI веке на основе анабаптизма, и долгое время меннониты подвергались преследованиям со стороны официальной католической церкви.
Меннониты стремились к образованию, мирному труду, отрицали войну как таковую и отказывались служить в армии.
Преследования меннонитов в Западной Европе стали прекращаться только к концу XVIII века, и уже тогда меннонитские общины начали переселяться в Россию. В течение XIX века это переселение шло и еще более энергично.
Поселение меннонитов в Гальбштадте является, очевидно, одним из самых последних меннонитских поселений в дореволюционной России.
В общем, меннониты очень хорошо помнили о прошлых гонениях, и были готовы селиться даже в самых неблагоприятных местностях, лишь бы избежать новых гонений.
В XIX веке в России им это удалось, поскольку тогда царское государство гарантировало меннонитам освобождение от службы в армии, выдвигая лишь требования обеспечивать провиантом и жильем проходящие по каким-либо надобностям российские воинские части, а также содержать в хорошем состоянии земли и дороги.
После социалистической революции дела меннонитов поначалу тоже пошли неплохо, но затем меннониты, как и все российские немцы в целом, подпали под сталинские репрессии, закончившиеся только в 1955-м году, когда с российских немцев был снят режим спецпоселенцев, обязывающий их регулярно отмечаться в спецкомендатурах.
Но и после 1955 года, до самого конца 1980-х годов, российские немцы испытывали трудности в получении высшего образования, в поступлении на руководящие должности и так далее.
И когда уже постсоветское российское государство создало один за другим сразу два немецких национальных района, в 1991-м году – в Гальбштадте Алтайского края, и в 1992-м – в Азовском районе Омской области, это было фактически восстановлением исторической справедливости, хотя республика немцев Поволжья так и не была восстановлена.
И вряд ли это произойдет в будущем. Слишком многое изменилось в жизни страны и в жизни самих российских немцев.
Изменилось, кстати, в лучшую сторону. У российских немцев больше нет проблем с получением образования и занятием государственных должностей, особенно в своих национальных районах.
Прекратился и отток российских немцев в Германию. Наоборот, наблюдается хотя и небольшой, но все же приток немцев обратно из Германии в Россию.
Но теперь в том же Поволжье осталось так мало немцев, что они просто не смогут осилить восстановление своей республики в прежнем объеме.
Это – во-первых. А есть еще во-вторых, в-третьих, и в-…надцатых.
Возвращаясь вновь к Гальбштадту, еще раз хочется подчеркнуть, что долгое проживание в сложных природных условиях Кулундинской степи, при наличии довольно скудных материальных ресурсов, приучило немецких переселенцев и их потомков извлекать максимум пользы из каждого клочка земли, из каждого квадратного сантиметра жилой и производственной площади.
И при всем при том немцы в Гальбштадте всегда стремились строить большие, просторные дома, в их селах улицы широкие и прямые, а дороги между селами содержатся в очень неплохом состоянии.
В результате здесь создана такая красота и благоденствие, что в Гальбштадт сейчас нужно возить людей из всех областей России хотя бы для того, чтобы всякие маловеры и лодыри убедились, что в этом мире все делается хотя и с божьей помощью, но в первую очередь трудолюбивыми человеческими руками.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *