Гаремы и падение Османской империи

Гаремы и падение Османской империи
Когда-то Османская империя была одним из сильнейших государств мира. В империи процветали науки, искусства, ремесла, с империей вынуждены были считаться все – уж очень сильна и многочисленна была армия османов. Ватикан, считавший язычеством даже православие (да и вообще любую, пусть даже христианскую, религию, не являющуюся католицизмом), заключал соглашения с Османской империей, выпрашивая для себя более выгодные условия торговли. Влияние Османской империи ширилось, османы завоевывали все новые и новые территории, распространяя свой уклад жизни и свою веру, османы господствовали на Средиземном море, турецкие пираты были грозой всех торговых кораблей, турецкие набеги делали земли безлюдными – людей уводили в рабство сотнями тысяч. Но, добившись небывалых успехов и подъема, империя в конце концов захирела и пала, оставив лишь мечети на территориях многих государств.

Называют множество причин, послуживших толчком для падения Османской империи. Но редко обращают внимание на гаремы.

Казалось бы – какое отношение имеют гаремы к политике? Гарем – закрытое сообщество, не имеющее связи с внешним миром. Гарем – это развлечение, утеха господина, а также источник наследников. Но не все так просто.

И в европейских странах нередко политика делалась в постели, а фаворитки королей и министров оказывали существенное влияние на дела государства. В Османской империи эта тенденция проявлялась еще более резко – из-за сложной системы бюрократии, на которой, собственно, и покоилось благосостояние и могущество османов.

Гарем – это закрытое сообщество, в котором постоянно происходила борьба за власть. И ладно, если эта борьба происходила в гареме купца. А если – султана? Старшая жена (мать старшего из сыновей султана) изо всех сил стремится удержать свои позиции, младшие жены (матери младших сыновей султана) также изо всех сил стремятся свои позиции усилить. А так как политика может делаться и в постели, всегда находятся высшие чиновники государства, которые поддержат какую-либо из фавориток – в своих личных целях. И вот уже гаремное сражение выплескивается на государственный уровень.

Опять же, система наследования: султану наследовал старший сын. Но ему ведь еще нужно было вырасти… И далеко не всегда в благоприятном окружении. Его мать могла потерять расположение султана, а фавориткой становилась юная наложница, которая рожала султану еще одного сына и, разумеется, тут же начинала бороться за то, чтобы именно ее сын стал наследником. Самый простой метод добиться этого – уничтожить старшего наследника. Просто и действенно. Правда, для того, чтобы устранить наследника, приходилось прилагать усилия. Но султаны – как, впрочем, и все правители, подвержены мании преследования. Им мерещатся заговоры. Нужно сказать, что заговоры – дело обычное, когда речь заходит о власти, и далеко не всегда являются плодом воображения правителя-параноика. И – классика жанра – старший сын обвиняется в заговоре против отца (частенько эти заговоры действительно имели место, так как старшие сыновья, обнаружив, что их положение не так уж и прочно, как им казалось, начинали активно интриговать), затем следует казнь. И вот уже наследник сменился. Причем, наследником в результате становился не самый достойный, а тот, чья мать была самой любимой фавориткой султана. Частенько этот наследник был вовсе не годен к такой высокой должности (вспомним хотя бы Селима II, получившего прозвище Пьяница – сына султана Сулеймана I и Роксоланы). Для верности уничтожались и другие возможные претенденты на престол, в том числе и родные братья наследника, рожденные той же матерью.

И если в Европе наследование шло по старшинству, то в Османской империи, при наличии, казалось бы, вполне ясных законов, в системе наследования царил хаос – благодаря гаремам.

Кстати, наличие наследников от разных жен подводило не только Османскую империю. Вспомним Петра I, которому наследовать должен был царевич Алексей – сын Евдокии Лопухиной. Однако, царевич был казнен по обвинению в заговоре, стоило только Петру жениться вторично. Пипин, прозванный Горбатым, был старшим сыном короля Карла I и его первой жены Химильтруды. Однако, Карл Великий развелся с Химильтрудой, и Пипин потерял свое наследство. Более того, брак с Химильтрудой был объявлен недействительным, Пипин стал незаконнорожденным! Правда, Карл не стал казнить Пипина, хотя заговор с целью вернуть ему право престолонаследия действительно был. Король ограничился тем, что отправил сына в Прюмский монастырь. Ну а монах, конечно, никак не мог стать королем.

И таких примеров в истории множество: стоит только правителю обзавестись второй женой, как наследник, рожденный первой, рискует потерять наследство и голову – и чаще всего теряет. Особенно если у второй жены имеются амбиции. Ну а в султанских гаремах амбиций было множество, тем более, что там принцип жизни был прост: или ты съешь, или съедят тебя, короче говоря – ударь первым, пока тебя не прибили!

Хаос в системе наследования, смены фавориток и, как следствие, смены политического курса (разные фаворитки – разные поддерживающие их фракции высших чиновников) сыграли немаловажную роль в падении Османской империи. Гаремы оказались этакой пятой колонной, которая расшатывала сами устои империи, лишала ее могущества. Традиции гаремов были хороши до определенного момента, и от них не отказались даже тогда, когда они стали препятствовать дальнейшему развитию государства.

Так что с точки зрения наследственной системы правления, гораздо лучше, если имеется система: «один правитель – одна жена». Потому как никто и никогда не сможет остановить борьбу между женщинами за внимание мужчины. Со всеми вытекающими последствиями.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *