Гроза 12 года. К двухсотлетию Отечественной войны. Разгром.

Гроза 12 года. К двухсотлетию Отечественной войны. Разгром.
Если бы война 1812 года не принесла России огромные жертвы и не стоила столько жизней, произошедшие после взятия Москвы события были бы даже несколько забавны. Опьяненные взятием столицы, французы упустили русскую армию, вообще на несколько недель потеряв с нею контакт. Город, как бы отторгая от себя чужеродных захватчиков, запылал со всех концов. Якобы победитель – дважды просил о мире якобы побежденных. Как остроумно выразился один из французов, Наполеон был заставлен Кутузовым сторожить пепелище. Как первоклашка был застан врасплох и разгромлен Мюрат.
Впрочем, шутки на этом закончились. Не сразу, но осознав абсолютную бесперспективность засиживания в осажденной партизанами Москве, Наполеон решается на атаку войск Кутузова. Однако застигнуть русскую армию на марше ему не удается. Понимая невозможность успешной атаки уже превосходящего силами противника, доказавшего свою силу в менее выгодных условиях Бородина, французский император решает обойти русскую армию. Однако в условиях уже тотального превосходства русской разведки и слабости собственной кавалерии, опять же почти полностью полёгшей на бородинском поле, этот маневр не имел шансов на успех. Вовремя обнаруженный под Малоярославцем, Наполеон только и сумел (после дня ожесточенного боя) занять город, но далее идти не рискнул. Тут и произошел крах агрессора, двадцать лет шедшего от одной победы к другой. Дальше началось неутомимое и энергичное преследование отступающей французской армии. Отступление французов если не становилось бегством, то превращалось в их безжалостное избиение. Пардон, гости незваные, у нас так принято. Кроме прочего, на флангах вторжения, где и так военноначальники армии вторжения не очень блистали (наоборот, их били с завидной регулярностью) сложилась закритическая ситуация. Отстававшие с самого начала кампании, они были, по сути, разгромлены, отброшены, пленены или уничтожены. Сражения под Вязьмой, Ельней и Красным добили и центральную группировку противника. Разгром при Красном был таков, что кроме 200 пушек, 6 знамен и жезла маршала Даву, победителям достались 26 тысяч пленных. После боя, Наполеон велел сжечь оставшиеся знамена и бежал к Орше и далее к Борисову. Однако там, у Березины уже находились корпус Витгенштейна и армия Чичагова. Окружение стало чуть ли не свершившимся фактом. И, автору не дает покоя эта мысль, что упустив Наполеона, россияне сделали себе определенную услугу в плане противодействия Англии, всегда настроенной враждебно против России, независимо от того, воевали ли мы вместе или нет.
Именно там, у Березины прозвучали знаменитые слова, что от великого до смешного всего один шаг. К декабрю, российская территория была полностью очищена от врагов. Война, как писал Кутузов «окончилась за полным истреблением неприятеля».
Впрочем, впереди были еще немало сражений. У неприятеля еще уцелела часть старой гвардии, еще существовала резервная армия, с которой он еще наделал немало хлопот. С декабря 1812 года русская армия перешла границу и начала освободительный поход в Европу. На антинаполеоновскую сторону перешла Пруссия, потом незадачливая Австрия и, естественно, не желающая остаться в стороне от лавров победителей Англия. И тут, Наполеон показал, что был разгромлен, но вовсе не уничтожен. При Люцене, Бауцене и Дрездене ему удалось одержать хотя и неубедительные, но все же победы. Впрочем, торжество было совсем недолгим и это показало сражение под Кульмом, где российское оружие вновь покрыло себя славой (недаром прусский король, восхищенный мужеством россиян наградил всех (!) русских солдат железным крестом). Далее была битва народов при Лейпциге, где крах агрессора уже ничто не смогло остановить.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *